Главная > Рубрики > Диалоги > Дерзкий романтик

Дерзкий романтик

Дерзкий романтик
Иван Охлобыстин
«Безальтернативный, с требованием правды, с желанием проявить себя, с желанием перемен» – это рок, который так похож на доктора Быкова, на Севастьяна Соловьева, и на человека, умело воплощающего эти образы.

Обычная обстановка бара, куда ходят смотреть шоу местных звезд и танцевать под хиты XX века. Но сегодня в «Dжон Dо» – звезда другого уровня, в связи с чем на сцену был поставлен стол с «букетом» разноцветных микрофонов, приглашены представители СМИ и разлито по чашкам много бодрящего кофе и чая. Пунктуальности у Ивана Охлобыстина, как и у доктора Быкова, не занимать: на сцену уверенно ступил мужчина с обаятельной улыбкой и совершенно доброжелательным настроем. А повод для этого был серьезный: Иван Охлобыстин приехал в Ростов-на-Дону с презентацией фильма «Соловей-разбойник», главного героя которого критики уже успели прозвать Робин Гудом. Но обо всем по порядку. Предвосхищая интерес аудитории и знаменито картавя, Иван поведал собравшимся о новом киношедевре:

— Фильм назвал беспощадной комедией режиссер. Для меня же это сказка, это приключение, которое сделано по всем законам классического вестерна. Однажды я решил, что напишу-ка я сценарий про героев, за которых после седьмой рюмочки пьют. У нас ведь всегда русский народ после седьмой пьет за разбойников. Назвал «Соловей-Разбойник» – здесь нет никакой связи с историческим персонажем». Конечно, журналистов, да и фотографов с операторами наверняка тоже, интересовал вопрос, как зародилась идея написания сценария:

— Как правило, сценарии зарождаются либо если ты базируешься на каком-то историческом персонаже, либо это случай, произошедший с кем-то, и так далее. Я обычно руководствуюсь тем, что первое приходит в голову. Вот ко мне пришла мысль – это должно быть приключение. Дальше решаем, о ком писать. Если это стрелялки, то приключение о разбойнике. Тут возникает первая ассоциация – Соловей-Разбойник. Я, честно говоря, искренне верую в массовое бессознательное: мы все думаем примерно одинаково. Мы решаем практически одни и те же проблемы и вопросы. Настоящего художника можно считать настоящим, будь то сценарист, оператор, актер, если он выражает чаяния многих.

Сниматься в кино и являться священником Русской православной церкви – это как совмещать несовместимое. Отчего у аудитории появился соответствующий вопрос о приемлемых и неприемлемых вещах в творчестве для Охлобыстина, как для православного человека.

— Считаю неприемлемым, когда затрагиваются такие деликатные стороны жизни, как отношения между полами и издевательство над человеческой природой. Мне также не нравится, когда из неискусства делают искусство. Сейчас такая ситуация в кино, что есть богатые студии, и остается три копейки на маленькие компании, которые могут снять себя только на мобильный телефон. Какое они могут снять кино? Никакое. Вот такая проблема. Дураки и дороги, да еще и воруют. Я думаю, что зритель не будет разочарован нашим фильмом – все люди на съемочной площадке были увлечены процессом. Такие обстоятельства у меня сложились и на «Интернах»: было дикое переутомление, появлялся синдром «космического корабля», когда по три года не выходишь из павильона и начинаешь по три раза за день здороваться с одним и тем же человеком. Но всем нравился сам процесс. Отчего сериал теперь любит вся страна.

 На вопрос, почему критики прозвали главного героя нового фильма Робин Гудом, Иван Охлобыстин ответил так:

 — Это фантазии критиков. Здесь судьба русского разбойника, похожего, например, на Степана Разина или Емельяна Пугачева. В фильме показана реакция живого организма, то есть народа, на происходящую ситуацию в самом народе, то есть в государстве. В нашей стране нет справедливости. И тогда обязательно появляется некто, на плечи которого возлагается решение проблемы. Он как цунами, лесной пожар… Это стихия, порожденная народом. Он решает проблемы в ущерб себе. Наверное, по этой причине героя сравнивают с Робином Гудом».

 Смотря на самого Охлобыстина и на его героев, а также на характер и судьбу актера, невольно появляется мысль, что этот человек чем-то похож на рок, который ему так нравится:

— Меня воспитала рок-музыка. Для меня это большой культурный пласт. В свое время рок-музыканты были хорошими поэтами, они были социально ответственными и имели свою точку зрения на окружающий мир. Рок, он безальтернативный, категоричный, с требованием правды, с желанием проявить себя, с желанием перемен. Это идеология, философия и поэзия, которая меня сформировала».

 И как можно не рассказать о своем любимом городе:

 — Уволившись в запас, я ехал через ростовские открытые пространства, слушая на телефоне песню группы «Ниагара». Там еще слова такие были: «О, бриллиантовые поля, усыпанные…» (напевает). Тогда был ноябрь, и мороз только-только прихватил землю. А до этого прошел дождь, и поля были действительно «бриллиантовыми». Это мое самое яркое воспоминание о Ростове. Я боготворю этот город. Поэтому я не могу сказать, что мне здесь не нравится. Хотя нет, я вспомнил, что мне не нравится: окна номера отеля Don Plaza выходят на Дон. А там еще две высотки стоят. Дон вдали мерцает, подсвеченная солнцем вода, такое карибское небо и отражение под мостом от потока машин. И эти дома загораживают всю красоту. Вот если их снесут, то все – счастье абсолютное. (Смеется).

В заключение Иван рассказал об успехе:

 — Наверное, нужно быть свернутым на всю башку. Потому что это мотивировать с точки зрения здравого смысла и живой выгоды никак нельзя. Ты должен просто заниматься любимым делом, искренне и без оглядки. Это как любить. Нельзя мотивировать, за что любишь человека. Короче говоря, с одной стороны, человек не оригинален, с другой стороны – это дело случая, а с третьей стороны – надо работать как проклятый, тогда все наладится». Теперь решить, успешен ли очередной проект Ивана Охлобыстина или нет, вы можете, посмотрев комедию «Соловей-Разбойник» в кинотеатрах «Чарли» и «Большом».

comments powered by Disqus