Главная > Рубрики > Life style > О самом главном

О самом главном

В ПРЕДДВЕРИИ НОВОГО ГОДА УЧАСТНИКИ КЛУБА ПОГОВОРИЛИ О САМОМ ВАЖНОМ: О СЕМЕЙНЫХ ТРАДИЦИЯХ, БЕСЦЕННЫХ ВОСПОМИНАНИЯХ, МОРАЛЬНЫХ УСТОЯХ, И О ДЕТЯХ, И О ЧУДЕСАХ, КОТОРЫЕ В НАШЕЙ ЖИЗНИ ИДУТ РУКА ОБ РУКУ

ЮЛИЯ: Маленький ребенок должен верить в чудо. Эта вера начинается с семьи. Что для вас семья и какие у вас воспоминания о детстве?

АЛЕКСАНДР ВИННИК: Для меня семья, разумеется, очень важна. Опыт позволяет мне сказать, что семья – это те люди, которые тебя воспитывали, и эт оне всегда родители. Я, по счастью, вырос в благополучной семье, но так случилось, что с 5 до 15 лет меня воспитывала няня. Она для меня – член семьи.

ВЕРА: Семья – это огромная ответственность и самое потрясающее достижение нашего общества. В одной ячейке общества скрыт потенциал накопленного тысячелетиями опыта. Этото, что нужно создавать и оберегать. Большая семья – это источник жизни.

НОРИК: Самое лучшее образование, которое я получил в жизни – это беседы за семейными обедами. Сейчас детей не собрать за общим столом, все куда-то спешат.

ЕКАТЕРИНА: Я росла в полноценной интеллигентной семье. Родители научили меня не принимать любовь как данность, а добиваться ее. Это закалило мой характер.

ЮЛИЯ: Вера, вы помогаете брошенным детям обрести семью. Почему Вы это делаете? Вас к этому подтолкнуло что-то из детства?

ВЕРА: Просто в один момент я поняла, что не могу не помогать. Это было выше меня, может, это Божья Воля. И то, что происходит в нашем фонде вот уже 7 лет – все благодаря тому, что когда-то я не смогла поступить иначе.

 


АЛЕКСАНДР ВИННИК: У одного мудреца на Востоке спросили: «Какой человек, какое дело и время самые главные в твоей жизни?». Он ответил: «Самое главное время в моей жизни – то, которое я в данную секунду проживаю. Самый главный человек – тот, который в это время стоит напротив меня. Самое главное дело – сделать все, что только можешь, для этого человека». Для меня благотворительность лежит в плоскости этого принципа: я могу помочь, если в этот момент у меня есть возможность ,человеку, которого я знаю, боль которого мне очевидна. При этом надо помнить, что у меня есть семья, и я не могу забрать у одних и отдать другим. Такое отношение основано на личном опыте.

ЮЛИЯ: Но этот опыт все-таки позволяет Вам помогать?

АЛЕКСАНДР ВИННИК: Такие случаи были. Но всякий раз я понимал, что делаю это больше для себя, чем для кого бы там ни было.

АНЖЕЛИКА: Я определила сумму, незаметную для моего бюджета, сделала постоянное поручение к зарплатному счету, и у меня идут отчисления в фонд, который создал наш банк. Мы помогаем больным детям. Помощь персонифицированная, я получаю отчеты. Благотворительность – для моей совести, мне так комфортней себя ощущать.

ВЕРА: Встречаясь с людьми, готовыми помочь, я делаю что-то не только для детей, но и для этих отозвавшихся людей.

НОРИК: Это нормально, что Александр не верит фондам. В нашей стране люди обманывают друг друга, и тяжело поверить в бескорыстность благотворительности. Вопрос доверия решается, если посмотреть на тот ад, который творится в детских домах. Скоро будет пять лет, как я открыл фонд. Мне верят только мои друзья, которые знают, что я делаю это от души. Я вел разный образ жизни, в том числе и аморальный, но большего удовольствия, чем от того, что я помогаю людям, не получал.

ВЕРА: Самое сложное в нашем деле – нести взятую на себя ответственность до конца. Нельзя останавливаться несмотря ни на что.

ЮЛИЯ: Вы все рождены и выросли в СССР, а не в XXI веке высоких технологий. Поделитесь своими моральными ценностями и приоритетами.

АЛЕКСАНДР ВИННИК: Ошибочно думать, что сегодняшние дети с точки зрения эволюции находятся в недосягаемом отрыве. Если обратиться ко времени, предшествующему нашему детству, то там не было многого из того, что было у нас. Все относительно, и не нужно думать, что раньше люди были гораздо более духовными. Так складываются обстоятельства.

ЮЛИЯ: Приближается Новый год. Откуда вы черпаете силы уверить ваших детей в то, что сказка есть, чудо существует?

ВЕРА: Хорошо помогает фантазия. Моей дочери было 15 лет, когда она поняла, что Деда Мороза не существует. Тогда я проявила фантазию, и утром, пока дочь спала, взяла у соседа большие сапоги, немного снега и «наследила».


АНЖЕЛИКА: Вера в чудо неразрывно связана с русской ментальностью, с верой православной, с русскими сказками.

НОРИК: Моя знакомая сказала своему ребенку, что существует главный Дед Мороз, и до него обязательно доходят все письма, но разносят подарки другие деды морозы, это их работа.

ЕКАТЕРИНА: Мой папа работал в Москве, я редко его видела. Однажды в Новый год он позвонил и сказал, что не сможет прилететь, но в конце концов ему это удалось. В тот день и чудом, и лучшим подарком для меня был мой папа. Наверное, в каждой семье есть традиция собираться вместе на Новый Год и дарить подарки. Как не дать ребенку вырасти потребителем и научить его ценить не только материальные вещи?

АНЖЕЛИКА: Это очень сложно. Моему сыну 18, и мне уже сейчас понятно, что он потребитель. На протяжении всей его жизни я была для него и мамой, и папой, создавала ему чудеса, и, как результат, он верит в чудо, которое произойдет само собой, без его усилий.

АЛЕКСАНДР БОЧКОВ: У моей жены много подруг без мужей. Они стараются заменить детям и маму, и папу, поэтому все превращается в то, о чем мы сейчас говорим. Мои дети знают, что на голову ничего не свалится и надо работать. Они стремятся к самостоятельности.

ВЕРА: Мы – это то, что есть у детей, и то, кем они станут. Если ты соответствуешь тому образу, каким ты хочешь видеть своего ребенка, – это 100% успеха. Обязательно нужно быть примером. Родительское внимание не заменит даже самый интересный и дорогой подарок. То, что мы сейчас имеем, – это продукт невнимательности родителей к детям.

АНЖЕЛИКА: Однажды так получилось, что я забыла забрать ребенка с вокзала. Я до последнего помнила, следила за временем, а потом навалилось, и я забыла. Мне дурно стало: я мать, забыла о своем ребенке.

ЕКАТЕРИНА: Я училась в восьмом классе, у меня должна была быть операция по удалению аппендицита. Перед операцией мамы нет, на мой звонок она отвечает: «Я на совещании!» и бросает трубку. Мне пришлось самой подготовиться к операции. Когда мама все-таки пришла, ее начали отчитывать врачи. На что она ответила, что я сама все знаю, и похвалила меня за то, что я сама справилась. 

ЮЛИЯ: Александр, какие запросы сегодня у детей?

АЛЕКСАНДР БОЧКОВ: У меня собственное агентство «И. Г. Р. А.», занимающееся организацией и проведением праздников. Работать становится все сложнее, спасибо Голливуду. Очень жаль, что уже не пишут детских песен, не снимают душевных мультиков. Запросы у детей соответствующие: Бэтмэн, Человек-паук, феи Винкс. Дети хотят бездумно бегать и прыгать, но мы принципиально этого не делаем.


ЕКАТЕРИНА: Взрослые не просят поучаствовать в развлечении детей?

АЛЕКСАНДР БОЧКОВ: В рамках «Ротари-клуба» я хочу сделать именно такую вещь. В июле я заступил на должность президента клуба и заметил, что, помогая другим, мы с сотрудниками стали уделять мало времени своим семьям. В связи с этим мы планируем сделать новогоднюю сказку, в которой будут задействованы как дети ротарианцев, так и сами сотрудники.

ЮЛИЯ: Можете вспомнить самый необычный новогодний праздник, который вам довелось организовать?

АЛЕКСАНДР БОЧКОВ: В Новочеркасске есть детский дом для детей с ограниченными способностями. Там хватает провести 10 минут, чтобы разрыдаться. Стремление этих детей что-то делать, стремление жить – просто потрясающе, по сравнению с ними в этом плане инвалиды – мы. Это мои самые яркие впечатления.

ЕКАТЕРИНА: В прошлом году мы в компании друзей своими силами делали сказку для детей. Поначалу зажимались, а потом разошлись. Детям понравилось безумно. Было очень увлекательно, и впервые у нас не было разделения на детский и взрослый стол.

АНЖЕЛИКА: Главное – это внимание. Нужно чаще вовлекать детей в совместные игры. Тогда не придется говорить о черствости современного поколения.

ЮЛИЯ: Александр, недавно совместно с нашим журналом вы стали проводить раз в две недели детские воскресные мероприятия. Что Вас натолкнуло на эту мысль?

АЛЕКСАНДР ВИННИК: Изучив рынок подобных предложений в Ростове, я был огорчен: все сводилось к клоунаде .Клоуны могут учить добру, но то, что конкретно происходит сейчас – это бесполезное прожигание времени детей. Мы решили устраивать воскресные обеды для етей по аналогии с нашим литературным салоном для взрослых. Мы приглашаем актеров, владеющих художественным словом, и они читают русские сказки. Эти глубокие сказки объединяют детей разного возраста. Слово завораживает. Дети –это наша калька. Надо контролировать себя, свои действия и слова, больше ничего не нужно.

НОРИК: Вы забываете про воздействие социума, телевидения, социальных сетей и Интернета в целом. Это неизбежно, от этого невозможно оградить. Я наказал старшего сына за четверку, запретил заходить в социальные сети, его трясло.

АЛЕКСАНДР ВИННИК: Нужно формировать в ребенке с детства потребность к тому, что имеет действительную ценность. И я думаю, что наша проблема в том, что мы просто опоздали, и винить некого, только самих себя. Никогда нельзя запрещать, потому что человека нужно научить жить и выбирать. Запрещаем мы, как и руку поднимаем, от бессилия. Это следствие нашей педагогической несостоятельности.

ЮЛИЯ: Моя мама на протяжении всей моей жизни в тот или иной момент повторяла мне слова своего отца: «Доверие порождает еще большие обязательства». Эти слова для меня имеют огромное значение, благодаря моей маме у меня есть осознание, понимание этой истины. Как и любой ребенок, я совершала проступки, но всегда больше всего насвете боялась предать мамино доверие ко мне. И по сей день я все свои поступки пропускаю через эту призму. И когда у меня будут дети, я очень постараюсь научить их этому.

Благотворительность фондов ичастных лиц в России за короткий срок шагнула вперед. В 2011–2012 финансовом году крупнейшие российские филантропы пожертвовали $545 млн. По сферам деятельности лидирует образование и просвещение, затем следуют поддержка социально уязвимых групп населения, здравоохранение, поддержка развития некоммерческого сектора, культуры и искусства. Отличительная черта российской благотворительности – поддержкаспорта. Филантропы в России поддерживают, в основном, отечественные организации, объем пожертвований, направленных зарубеж, составляет 5,6% от общего объема во всех регионах. В России благотворительность – это непросто снабжение материальными средствами, но и эмоционально значимая деятельность.

comments powered by Disqus