Главная > Рубрики > Life style > Протяни руку

Протяни руку

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

 

Юлия Фасс, главный редактор журнала «Искусство потребления»

Надежда Белоусова, модератор

Ирина Никитченко, заведующая «Ювелирной гостиной коляды»

Наталия Сафронова, директор по маркетингу ООО «АДДК», проект «Старочеркасская Ривьера»

Павел Ильницкий, управляющий цветочной мастерской Florissimo

Елена Заподовникова, финансовый директор торговой компании «ДИАЛАЙН»

Павел Хуторянский, заместитель директора «Ауди Центр Ростов»

 

Встреча состоялась в ресторане «Паулинг», ул. Б. Садовая, 91, тел. 863 263 24 32

Именно поэтому мы второй год подряд проводим благотворительный аукцион. Участники клуба собрались, чтобы обсудить важные вопросы помощи друг другу

 

Юлия: Совсем недавно состоялся Второй ежегодный благотворительный аукцион. Что подвигло вас принять в нем участие?

Ирина: Я с большой осторожностью отношусь к подобного рода мероприятиям, но, учитывая весь предыдущий опыт работы с вашим журналом, с удовольствием согласилась принять участие в благотворительном аукционе.

Юлия: Спасибо вам за оказанное доверие. Павел, что вы можете сказать?

Павел: Для нас большая радость принимать участие в ваших мероприятиях, каждый из них – определенный опыт.

Наталия: Мы поддержали аукцион совместно с «Райффазенбанком». Долго совещались и согласились, потому что понравилась сама идея мероприятия.

Елена: В силу того, что мы также занимаемся благотворительностью, нам было интересно посмотреть, как это делают другие.

Павел Хуторянский: Не так давно «Ауди Центр Ростов» провел акцию «Добро в к лубе», в рамках которой клиенты получали скидку на покупку автомобиля, если соглашались передать часть средств в благотворительный фонд. Как оказалось, в Ростове много добрых людей, и акция прошла с успехом. Когда нам предложили принять участие в аукционе, мы согласились, так как хотели помочь больным детям и познакомить гостей мероприятия с новой моделью Audi Q7.

Юлия: В прошлом году мы собрали более крупную сумму, чем в этом. С чем, на ваш взгляд, связана низкая активность людей, когда речь заходит об оказании помощи?

Наталия: Я немного расстроена, так как ожидала большего. Сегодня тема благотворительности довольно популярна. Очень часто, совершая покупку, нам предлагают пожертвовать деньги, например, приобретая картофель фри в «Макдоналдс». Возможно, человеку легче расстаться с небольшой суммой, нежели отдать несколько тысяч рублей.

Надежда: В прошлом году эстимейт картин на аукционе начинался от 45 000 рублей, а цены на торгах доходили до нескольких сотен тысяч.

Павел Хуторянский: Я далек от живописи и, возможно, поэтому не могу объяснить, почему картина стоит именно 45 000 рублей, а не дешевле или дороже. Наверно, в прошлом году ваш аукцион посетили люди, которые хорошо разбираются в искусстве.

Юлия: Именно поэтому в этот раз мы включили в перечень лотов алкогольные напитки, ювелирные изделия и даже автомобиль.

Ирина: Многие не хотели бы придавать огласке свое стремление помогать и занимаются благотворительностью в тайне от общественности. Мне кажется, что это правильно. Не стоит из меценатства делать рекламу.

Наталия: Наше общество нужно приучить к тому, что благотворительность может быть публичной. Многие люди, возможно из-за скромности, не считают, что добрые дела такого формата требуют огласки и оценки общества. Работая с большим числом компаний, я узнала, что почти все в той или иной мере занимаются благотворительностью, но не стремятся говорить об этом.

Юлия: Есть ли перспективы развития благотворительности в Ростове?

Наталия: Я считаю, что есть. Необходимо предоставлять аудитории выбор: отдать 100 рублей или несколько тысяч. Вероятно, что собрать 500 тысяч рублей можно гораздо быстрее, получая в пожертвование по 20 рублей, нежели продать две картины. Мне кажется, что нам нужно двигаться в направлении нескольких форматов. Если речь идет о троих детках, то помощь им должна оказываться по средствам нескольких акций. Приучать людей к благотворительности нужно через небольшие суммы. Совсем недавно мы покупали игрушки для деток в «Катюше». На кассе были выложены подарки, которые хотели бы получить малыши из детского дома. Например, Ваня попросил у Деда Мороза пожарную машину. И ты можешь купить эту игрушку. Мне не жалко подарить ребенку машинку, но я хотела бы знать, что она попадет именно Ване в руки. У меня не осталось сомнений в честности акции после того, как продавец сказала, что я могу посетить мероприятие, на котором буду передаваться подарки детям, или узнать все подробности по фотоотчету на сайте.

Юлия: Как вы реагируете на просьбы о помощи в социальных сетях? И с читаете ли вы этот метод эффективным?

Павел: В нашей семье моя жена чаще всего помогает нуждающимся, но я тоже стремлюсь делать добро и считаю, что каждый из нас должен быть более внимательным к окружающим. Также наша компания старается как можно чаще принимать участие в благотворительных акциях.

Павел Хуторянский: Я очень часто вижу сигналы о помощи в социальных сетях, и кому-то, действительно, инстинктивно хочется помочь, а кто-то вызывает недоверие. Буквально год назад мне попалась статья, в которой говорилось о мальчике, которому якобы требовались деньги, и родители собирали средства на операцию. Выяснилось, что вся эта история-обман. И статья состояла из подборки таких же примеров с доказательствами мошенничества.

Юлия: С другой стороны, сейчас много и тех, кто старается оградить людей от обмана. Я на днях через сеть Instagram хотела помочь животному. Спросила под фото, как я могу это сделать, и с разу же мне написали несколько человек о том, что эта страница мошенников и таким образом они зарабатывают деньги. А недавно я смотрела видео с социальным экспериментом, в ходе которого у частвовали двое парней: один русской национальности, другой – кавказской. Оба просили деньги на обратную дорогу домой в другой город. Результат эксперимента такой: русскому парню за 20 минут прохожие дали 4000 рублей, а кавказцу за 1,5 часа – 400 рублей. Получается, что большинство людей избирательно относится не к проблеме, а к человеку, которому нужно помочь.

Павел Хуторянский: Я однажды видел ролик, где парню, гуляющему в Покровском сквере, стало плохо. Он схватился за сердце и сел на тротуар, инсценируя приступ. Почти все прошли мимо. Парень не просил деньги, ему требовалось лишь внимание, но никто не оказал помощь.

Елена: А я была свидетелем человеческой доброты. Проезжая по узкой дороге, я у видела мужчину, который лежал сугробе, и многие водители останавливались, чтобы узнать, в чем дело, в и тоге кто-то из добровольцев отвез неизвестного в больницу.

Юлия: Мне очень понравилась реакция наших рестораторов во время снежного коллапса. Они открывали свои заведения для людей, которые мерзли на остановках, и предлагали им горячий чай, еду, хлеб.

Ирина: Я считаю, что чья-то доброта может послужить примером, которому захочется следовать. Особенно в том случае, когда в результате удается помочь реальному человеку справиться с его бедой. Поддержав слабого мы сами становимся сильнее, а мир вокруг –лучше. И, конечно, вместе можно добиться большего. А как определить, кому помогать в первую очередь?! То ли самому слабому, то ли тому, у кого больше шансов? Чаще всего рамки нашей жалости и сочувствия определяются сложившимися стереотипами. Согласитесь, люди гораздо отзывчивей к бедам детей, популярных персон или животных, чем стариков или асоциальных личностей. Увы, нередко призывы о помощи исходят от мошенников, так давайте объединяться, чтобы противостоять им. Уверена, что добрых и хороших людей больше, чем плохих. Здорово, что Юлия и ее команда не только организуют благотворительные акции, находят единомышленников, но и анализируют итоги, ищут новые пути.

Павел Хуторянский: Моя работа научила меня не судить о людях по внешнему виду. И я уверен, что многие думают так же. Но, несмотря на это, никто из прохожих не помог парню, который был прилично одет, что говорить о людях, которые плохо выглядят.

Юлия: Но ни у кого не возникает сомнений оказать помощь бабушке, которой не хватает денег на кассе. Ты мгновенно достаешь кошелек и оплачиваешь ее покупки. Ведь это человек, поколение которого подарило нам мирное небо над головой.

Ирина: Когда я училась в первом классе, мы с папой, однажды гуляя, проходили мимо церкви, и отец дал милостыню нищему. Я спросила: «Почему ты даешь?» А папа сказал, что всегда нужно слушать свое сердце. Если хочешь подать, то дай, это твое решение. Но никогда не нужно стыдить и ругать просящего, как это бывало в советское время. Ведь тогда было стыдно не работать. Я сама не могу объяснить, почему иной раз видишь нищего, и рука тянется в карман, а иногда проходишь мимо.

 

 

Справка: По данным журнала «Филантроп» в 2015 году число бедных людей в России выросло приблизительно до 23 миллионов и продолжает расти. При этом прожиточный минимум в первом квартале 2015 года вырос до 9 тысяч 662 рублей С другой стороны статистика британского благотворительного фонда Charities Aid Foundation (CAF) свидетельствует, что за последние пять лет уровень вовлеченности мирового сообщества в благотворительную деятельность снизился. В России 85% населения признали, что не делают пожертвования организациям и инициативным группам, а наиболее распространенным видом благотворительности в нашей стране является милостыня. 40% женщин чаще, чем мужчины, участвуют в благотворительности и больше жертвуют. И только в области искусства и культуры мужчины их опережают по тратам.