Главная > Рубрики > Life style > #виртуальнаяреальность

#виртуальнаяреальность

НА ЭТОТ РАЗ УЧАСТНИКИ ДИСКУССИИ ВЫБРАЛИСЬ ЗА ГОРОД И ОТЛОЖИВ НЕНАДОЛГО В СТОРОНУ СВОИ МОБИЛЬНЫЕ УСТРОЙСТВА, ПОГОВОРИЛИ, НАВЕРНОЕ, ОБ ОДНОЙ ИЗ САМЫХ ЗЛОБОДНЕВНЫХ ТЕМ НАШЕГО ВРЕМЕНИ – СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Юлия Фасс – главный редактор «Искусство потребления»

Надежда Белоусова – модератор

Екатерина Миронюк – fashion-блогер

Сергей Дюжиков – проректор ЮФУ по административно-правовой работе, президент ассоциации выпускников ЮФУ

Анна Кобятская – персональный шопер

Павел Гайдуков – SMM агентство Kreamsoda

София Зайцева – управляющая спа-комплекса отеля Old House

Встреча проходила в отеле Old House

Ростов-на-Дону, хутор Усть-Койсуг, ул. Береговая, 117,

тел. 863 248 05 09

 

НАДЕЖДА: Какую часть вашего времени занимают соцсети? Это уже вошло в привычку, или вы заглядыва­ете туда исключительно в свободное время?

СЕРГЕЙ: Безусловно, я являюсь пользо­вателем некоторых социальных сетей, к примеру, зарегистрирован в «Фейсбуке». Присоединился я к сети, когда понял, что мне необходимы те многочисленные контакты, в том числе и за рубежом. На мой взгляд, это интересное про­странство. Каждый его использует в соответствии со своими потребностями. Существует определенный риск, потому как онлайн -реальность затягивает нас все больше и больше. Особенно это ка­сается молодежи, они с самого раннего возраста становятся активными пользо­вателями интернета.

ЮЛИЯ: Недавно ученые всерьез заду­мались об интернет-зависимости, как о психологической болезни. Считаете ли вы это проблемой современного мира? Как уберечь детей от пагубного влияния этой среды?

АННА: Я в последнее время не являюсь активным пользователем социальных се­тей. В основном использую только одну – «Инстаграм». Также у меня есть личный дневник, где я делюсь фотографиями со своими друзьями и родственниками, которые живут в других странах, и у нас нет возможности общаться часто. Я воспринимаю соц­сети, как способ связи друг с другом. Абсолютно не считаю себя зависимой, вот, например, за сегодняшний день я ни разу не вышла в «Инстаграм», не поставила ни одного лайка, да простят меня мои друзья. Своих детей по воз­можности ограждаю от взаимодействия с различными гаджетами, потому как начинаю замечать, что они проявляют большой интерес к ним, а это может перерасти в проблему.


СОФИЯ: Я думаю, что изначально соц­сети использовали в основном для по­иска интересной информации, новых знакомых и старых друзей. Сейчас же в большинстве случаев – это не более чем дань моде. И если ты не бороз­дишь просторы интернета и не ведешь страничку хотя бы в одной из сетей, то окружающие могут подумать, что с тобой что-то не так (смеется). Есте­ственно, в детской среде эта проблема стоит гораздо острее. Доходит до того, что если ребенок ходит с простым телефоном или вообще без него, то он не интересен своим друзьям, и с ним не будут общаться. С другой стороны, если человека с детства полностью ограждать от онлайн-пространства, насколько нормально он потом впи­шется в среду сверстников и в этот безумный мир? Лично для меня это спорный вопрос.

ПАВЕЛ: Могу сказать, что дети точно не пропадут в мире современных техноло­гий. Ограничения не работают, запреты надоедают. Чем больше мы запрещаем, тем больше подогреваем интерес к чему- либо. Возвращаясь к вопросу воспитания, я не могу сказать, что дети становятся глупее. Лично я вижу проблему немного в другом – это получение поверхностной информации. Огромный пласт материала переиначивается от пользователя к поль­зователю, данные выхватываются куска­ми, и соответственно то, что преподносят как истину, на самом деле оказывается абсолютной глупостью.

ЮЛЯ: Сергей, Вы каждый год вос­питываете новое поколение. Как вы считаете, влияет ли интернет на раз­витие ребят?

СЕРГЕЙ: Я преподаю на юридическом факультете. Не могу сказать обо всем студенчестве, но зачастую на мои занятия студенты приходят с различ­ными гаджетами, планшетами, ком­пьютерами – устройствами, которые позволяют обмениваться информа­цией. Конечно, это вынуждает нас, преподавателей, по-другому строить занятия. Но в последнее время я стал замечать все большую тягу к знаниям со стороны студентов. Они чувствуют конкурентную среду, так как на рынке труда все меньше свободных мест, и нужно быть квалифицированным специалистом.

ЮЛИЯ: Ни для кого не секрет, что интернет постепенно заменяет нам живое общение. Как вы относитесь к такой тенденции?

ЕКАТЕРИНА: Я как раз совсем недав­но писала об этой проблеме в своем блоге. Ведь действительно, такие слу­чаи встречаются повсеместно, когда люди общаются, знакомятся, рас­сыпаются в дифирамбах друг другу в социальных сетях, а в реальной жизни даже не здороваются. Хотя мне, напри­мер, повезло, благодаря «Инстаграму» я познакомилась с хорошим челове­ком и обрела замечательную подругу. Я отношусь к той категории людей, которые всегда расположены к новым знакомствам. Но, к сожалению, многие создают имидж благодаря все тому же «Инстаграму», а вступать в живой контакт с окружающими даже не пла­нируют. Обычно девушки, популярные в соцсетях и имеющие огромное число подписчиков, в реальной жизни со­вершенно другие люди и по внешним данным, и по общению.

СЕРГЕЙ: Я регулярно сталкиваюсь с таким явлением. Изначально в «Фейсбуке » были только мои близкие друзья, те люди, кото­рых я хорошо знаю. Поэтому я без каких- либо препятствий мог поделиться любой информацией. Затем количество моих «друзей» заметно росло, и это простран­ство перестало быть личным, закрытым и интимным, а стало больше публичным. Теперь я хорошо подумаю перед тем, как выложить то или иное фото, потому как половина, так называемых подписчиков, вовсе не знакомы мне. Бывает, в заведе­нии встречаю людей, которые часто или отмечают мои фотографии, или я сам ком­ментирую что-то у них. Но в большинстве случаев я реагирую именно на картинку, а не на человека, который ее выложил. А потом, при встрече, честно говоря, даже не знаю как себя вести, и зачастую просто прохожу мимо. Мы живем какими-то вы­думанными картинками, создаем впечатле­ние той жизни, в которой бы хотели жить. Я недавно разговаривал со своей подругой, которая приехала из Турции. Она выкла­дывала шикарные фотографии. Когда я решил расспросить ее о потрясающем от­дыхе, она мне ответила: «Все было просто ужасно!» (смеется)


ПАВЕЛ: «Инстаграм», как мы его назы­ваем в профессиональных кругах, «не­досеть» – это пространство, в котором присутствует очень много иллюзий. В других же социальных сетях у нас есть возможность узнать о человеке боль­ше информации: что читает, смотрит, слушает и т. д. К безусловным плюсам можно отнести, что таким способом мы глобализируемся, можем знакомиться и находить друзей в любой точке мира. Сейчас интернет стоит воспринимать не как площадку для рекламы или поиска информации, а как отдельную страну со своими городами и улицами, на которых так же, как и в реальном мире, может быть куча мусора. Просто нужно уметь отсечь вредное и бесполезное.

НАДЕЖДА: По моему мнению, абсо­лютно во всех социальных сетях люди давно перестали что-либо писать о себе или заполнять дополнительную информацию на своих страничках. Все живут образами и картинками, кото­рые зачастую сильно отличаются от той жизни, которой живет человек.

ЮЛЯ: Большое число благотвори­тельных организаций осуществляют свою работу при помощи различных соцсетей. Насколько это эффективно на ваш взгляд?

ПАВЕЛ: Я достаточно скептически от­ношусь ко всей этой истории в социаль­ных сетях. И прежде чем что-то кому-то отправлять, обязательно тщательно все проверяю. Существует огромное количество фейков, это целый бизнес, не облагающийся налогами ко всему прочему! Поэтому просто так отправ­лять деньги, увидев первый попавшийся пост, не стоит ни в коем случае.

СЕРГЕЙ: Я думаю, что сети – это ка­нал, источник информации, а дальше ты уже выбираешь сам, помогать или нет. Мне кажется, что у нас много говорят о благотворительности, но делают при этом очень мало. Когда че­ловек искренне помогает другим, он не кричит об этом и не рекламирует себя и то, что он делает.

ЮЛЯ: Как вы думаете, существует ли реальное воздействие соцсетей, даже, скорей, трендсеттеров в той или иной области, на мнение масс?

АННА: Могу сказать, что я не занима­юсь саморекламой в интернете. И та страница, которая представляет меня, как байера в «Инстаграме» направлена исключительно на то, чтобы показать интересующимся людям, что они могут заказать или что будет актуально в следующем сезоне. Я считаю, что просто презентую те вещи, которые есть на при­лавках в бутиках, у нас и в Европе, а уже прислушиваться или нет – это только личный выбор каждого клиента.

ЕКАТЕРИНА: Честно говоря, в нашем городе очень сложно с блогами. С этим я столкнулась, когда только начинала писать. Потому что твое мнение обыч­но интересно тем, кто целенаправлен­но заходит почитать именно твой блог. Возможно, эти люди и прислушивают­ся к твоим советам. Но так как я сейчас работаю по большей части именно с сетями, могу сказать, что лучше всего продажи идут в «Фейсбуке» и инста­граме. Блог – это скорей для тех, кто любит почитать, потому что в основ­ном люди любят смотреть.

НАДЯ: Дело в том, что сейчас каждый третий считает себя блогером: если не ведет специальную страничку, то, как минимум, под каждой выложенной фотографией оставляет объемный комментарий, с подробнейшим описа­нием чего бы то ни было. Интересно читать чужое мнение, когда оно по- настоящему экспертное.

СОФИЯ: Мне пришла в голову мысль, что мы много говорим о зависимо­сти. На мой взгляд, не все так плохо. Сначала заходишь в новую соцсеть, «обустраиваешься» там, смотришь, как она работает, подписываешься на все подряд, так как это тебе интересно. Но потом, постепенно, начинаешь удалять все больше и больше ненужных пабли­ков и страничек. Затем их количество переходит в качество. Получается, что человеческий организм включает си­стему безопасности и самосохранения. И как бы ни был интересен виртуаль­ный мир, ничто никогда не заменит теплой беседы старых друзей.

Согласно исследованиям агент­ства PRT в России женщины пользуются социальными сетя­ми активнее мужчин: более 80% опрошенных женщин регуляр­но выходят в социальные сети. Среди мужчин таких пользовате­лей только 70%. В опросе приня­ли участие 10 000 респондентов в возрасте от 18 до 40 лет из Мо­сквы, Санкт-Петербурга и ключе­вых городов-миллионников. Обя­зательным условием для участия было наличие аккаунта хотя бы в одной социальной сети. Если го­ворить о возрастном срезе, то мо­лодежь по-прежнему проводит в социальных сетях значитель­ное количество времени. Так, 14% опрошенных в возрасте 18 – 24 лет выходят в социальные сети нерегулярно, а вот среди более взрослой аудитории (31 – 40 лет) таких пользователей свыше 30%. Практически у всех респондентов есть аккаунт в сети «ВКонтакте», а больше половины пользуются Facebook, «Одноклассниками» и YouTube. Самыми «молодежными» социальными сетями оказались Instagram и Twitter, где процент пользователей в возрасте 18–24 лет особенно высок по сравне­нию с небольшой вовлеченностью возрастной категории. Пользо­ватели в возрасте 31 – 40 лет реже других пользуются «ВКон­такте», Instagram и YouTube. Са­мыми активными пользователями соцсетей, как ни странно, ока­зались именно средняя возраст­ная категория людей от 25 до 34 лет (или примерно четверть всех рунетчиков).

comments powered by Disqus