Главная > Рубрики > Образ > Вперед в прошлое

Вперед в прошлое

Вперед в прошлое
Фотопроект Grunge & Glory Стивена Майзела для американского Vogue. 1992 год
Девяностые годы вдохновили не один десяток дизайнеров в новом сезоне. Разбираемся, откуда растут ноги у тенденции и куда они направляются

Еще каких-то пару лет назад моду девяностых годов вспоминали со смехом, а фраза вроде «Ты выглядишь, как моя мама в девяносто пятом» приравнивалась к оскорблению. Но, подчиняясь модному закону цикличности, спустя пару десятков лет на подиумы возвращаются они: пальто, будто снятые с широкоплечего бойфренда, мешковатые одежды, укороченные топы, костюмы в черно-белую полоску и другие узнаваемые атрибуты стиля последнего десятилетия прошлого века. Ничего удивительного. Дизайнеры, которые в этом году цитируют моду девяностых: Оливье Рустинг из Balmain, Фиби Файло из Celine, Оливье Тейскенс из Theyskens’ Theory и многие другие — в ту пору были либо подростками, либо пребывали в начале своего творческого пути. А на олимпе прет-а-порте царили их кумиры — идеологи минимализма Хельмут Ланг, Кельвин Кляйн и Жиль Зандер, которая, вот совпадение, в прошлом году после многолетнего перерыва вернулась к управлению одноименным брендом. А также Анна Сью и Марк Джейкобс, которым удалось перенести уличный стиль на подиумы и страницы глянцевых журналов. Речь идет о гранже, явлении абсолютно антимодном по своей сути, вроде панка в семидесятых. Драные джинсы, растянутые свитера, стоптанные ботинки Dr. Martens и растрепанные волосы — более явного отрицания моды и придумать сложно. И, тем не менее, именно стиль одежды поклонников Nirvana и Soundgarden определил моду первой половины девяностых. В 1992 году Марк Джейкобс представил гранж-коллекцию для Perry Ellis — не самую успешную для бренда, который вскоре прекратил свое существование, но более чем знаковую для дизайнера. С тех пор первым, кого вспоминают модные критики, увидев многослойность, рваные свитера и платья в мелкий цветок с милитари-ботинками, — это Джейкобс. Все самые горячие тренды сезона отсылают нас напрямую к эпохе минимализма и гранжа. Ashish играет с выстиранным денимом и дополнительным объемом. Оверсайз-тему развивают и Balmain, Burberry Prorsum, Derek Lam и Alexander Wang. О любимой клетчатой расцветке гранжеров вспомнили Dries Van Noten и 3.1 Phillip Lim. Коллекции в духе минимализма представили Marni, Celine, Theyskens’ Theory и Jil Sander. Ну а полоски можно было встретить чуть ли не на каждом втором показе — от Acne и Michael Kors до Dior и Kenzo, ну и, само собой, у Marc Jacobs. Отросшие темные корни волос моделей на показе Dries Van Noten напоминают о бунтарских образах Кортни Лав и Курта Кобейна. Кстати, сегодня этого же стиля придерживается их дочь, двадцатилетняя Фрэнсис Бин Кобейн. Дафна Гиннес как-то сказала: «Со времен гранжа ничего реального в мире моды не произошло. Гранж стал последним движением, выросшим из художественной формы. В данном случае из музыки». Поспорить с этим сложно, но не стоит забывать, что музыкальную моду в девяностых задавали не только поющие с надрывом парни с гитарами, но и рейверы. В наследство от них нам достались кислотные цвета, которые позаимствовали для своих новых коллекций Simone Rocha, Rag & Bone и Diane von Furstenberg.

Как в кино
Бахрома из кожи, напоминающая атрибуты одежды индейцев апачи из старых вестернов, была популярна еще в начале девяностых. Сегодня даже Ralph Lauren вспомнил былое, выпустив в коллекции аксессуаров сразу несколько вариантов.

 Вдохновение для создания актуального образа с приветом из недалекого прошлого лучше всего искать в видеоискусстве — кино и клипах того времени. Достаточно вспомнить фильмы «Бестолковые» с Алисией Сильверстоун, «Красотка» с Джулией Робертс или сериал «Беверли-Хиллз, 90210», чтобы понять, на какие наряды охотнее всего тратили деньги те, кому их считать не приходилось. «Одиночки» Камерона Кроу иллюстрируют уличный стиль образца 1992 года молодежи Сиэтла, родного города Кобейна и колыбели гранжа. Модный показ в Нью-Йорке на- чала девяностых, а также юную актрису Хлое Севиньи можно увидеть в видео Sugar Kane от Sonic Youth. Укороченные топы в спортивном стиле демонстрировала Гвен Стефани в ранних кли- пах No Doubt, а Ширли Мэнсон из The Garbage подвигла целое поколение девушек носить короткие платья с высокими грубыми сапогами. Обращение дизайнеров, по сути, к последней новаторской модной эпохе интересно еще и вопросом, что последует дальше. Как скоро начало двухтысячных станет достаточно «старым», чтобы его цитировать? Как назовут и что позаимствуют дизайнеры из модной декады, построенной на заимствованиях?

comments powered by Disqus