Главная > Рубрики > Реплика > Имидж, которого нет

Имидж, которого нет

Имидж города – это то, что вы хотите сообщить о нем миру.

 Лет десять назад я участвовал в од­ном федеральном проекте с кра­сивым названием «Молодежная лаборатория социальной рекла­мы и социальной журналисти­ки». С коллегами (в основном москвичами) мы несколько лет ездили по российским городам и весям, от Абакана до Ярославля. И однажды, как раз в Ярославле, во время обеда разговорился с местными студентами:

— Сергей Олегович, а где Вы живете в Москве?

— Я не из Москвы...

— А откуда?

— Из Ростова-на-Дону...

— Это большой город?

— Да, больше миллиона жителей...

— А у вас река есть?

— Да...

— А как она называется?

— .... (немая пауза!)

Это были наиболее продвинутые старшекурсники ярославских гуманитарных вузов и факультетов, будущие политологи и социологи, рекламисты и журналисты. Хотя с учетом реалий современ­ного образования, может быть, это и объяснимо. Несколько дней назад я вспомнил эту историю на очередном заседании ростовского фили­ала Клуба политического действия «4 ноября». Участвовавший в дискуссии генеральный дирек­тор ОАО «РБК» Дерк Сауэр сказал, что «сегодня у Ростова нет имиджа». А раз нет имиджа, то фак­тически нет и города (во всяком случае в пред­ставлении многих из тех, кто живет за пределами Ростова и области). По его мнению, наш город, в отличие от целого ряда российских городов, не об­ладает собственным уникальным имиджем, кото­рый бы позитивно воспринимался иностранцами. «Я 25 лет работаю в России, но никогда прежде не был в Ростове-на-Дону. Я бывал в очень многих городах, но не здесь. Это значит, что Ростов – да­леко не первый российский город, куда едут ино­странцы. Я очень редко читаю про этот город в но­востях. И мне никто никогда не говорил, что «если ты не видел Ростов, то ты не видел Россию», как это говорят, например, про Санкт-Петербург, Сочи, Екатеринбург». Это вовсе не значит, что у Ростова нет индивидуальности, нет своего лица. Это все есть, но про это знаем лишь мы и те, кто уже бы­вал в Ростове. А для остальных наш город – про­сто точка на карте, причем, по мнению одних – «на Украине», а по мнению других – «где-то на юге, в Краснодарском крае». И всем им просто не понятно, зачем туда, то есть к нам, приезжать. Ситуация, как в старом анекдоте про девушку и прыщи, которые у неё есть, и секс, которого у нее нет. Хотя порой отсутствие имиджа может быть лучше наличия имиджа отрицательного. Андрей Яблонский из коммуникационного агентства «Социальные сети» привел данные по позицио­нированию нашего города в интернет-СМИ и со­циальных сетях – за рубежом Ростов до сих пор воспринимается как одна из «криминальных сто­лиц» России. Негативный образ, сформировав­шийся в 1990-е, оказался стойким, тем более что его на местном уровне подпитывают органи­заторы экскурсионных туров типа «Ростов кри­минальный». Можно ли изменить этот имидж? Нужно! Есть ли для это достаточные основания? Более чем достаточно! Важно только уйти от на­бивших оскомину пропагандистских стереоти­пов «Атоммаш-Ростсельмаш, казаки да скифы». И не пытаться в один ролик, в один материал за­пихнуть все хорошее и достопримечательное про наш город. Иначе, как при смешении десятка яр­ких красок, получим какую-то серо-буро-мали­новую ерунду. Кому-то рассказать про амазонок, другим – про шамаю (от персидского «шах маге» - «царская рыба»). Любителям литературы – про двух нобелевских лауреатов (Михаила Шолохова и Александра Солженицина) и «просто» Антона Павловича Чехова, последователям Зигмунда Фрейда и Карла Юнга – про Сабину Шпильрейн (эта история может оказаться интересна даже поклонникам Дэвида Кроненберга и Киры Найтли). Не менее важный вопрос – кто расска­жет миру о нашем городе, кто будет рекламными агентами. От удачности их выбора во многом бу­дет зависеть и успех самого проекта по форми­рованию и продвижению позитивного имиджа Ростова. Одним из таких «агентов» стал уже упо­минавшийся Дерк Сауэр, другим мог бы стать ми­нистр иностранных дел России Сергей Лавров (а чего нам стесняться и ограничивать свои за­просы), который в этом году отметил свой день рождения (21 марта) у нас на Дону.

 Лет десять назад я участвовал в од­ном федеральном проекте с кра­сивым названием «Молодежная лаборатория социальной рекла­мы и социальной журналисти­ки». С коллегами (в основном москвичами) мы несколько лет ездили по российским городам и весям, от Абакана до Ярославля. И однажды, как раз в Ярославле, во время обеда разговорился с местными студентами:

— Сергей Олегович, а где Вы живете в Москве?

— Я не из Москвы...

— А откуда?

— Из Ростова-на-Дону...

— Это большой город?

— Да, больше миллиона жителей...

— А у вас река есть?

— Да...

— А как она называется?

— .... (немая пауза!)

Это были наиболее продвинутые старшекурсники ярославских гуманитарных вузов и факультетов, будущие политологи и социологи, рекламисты и журналисты. Хотя с учетом реалий современ­ного образования, может быть, это и объяснимо. Несколько дней назад я вспомнил эту историю на очередном заседании ростовского фили­ала Клуба политического действия «4 ноября». Участвовавший в дискуссии генеральный дирек­тор ОАО «РБК» Дерк Сауэр сказал, что «сегодня у Ростова нет имиджа». А раз нет имиджа, то фак­тически нет и города (во всяком случае в пред­ставлении многих из тех, кто живет за пределами Ростова и области). По его мнению, наш город, в отличие от целого ряда российских городов, не об­ладает собственным уникальным имиджем, кото­рый бы позитивно воспринимался иностранцами. «Я 25 лет работаю в России, но никогда прежде не был в Ростове-на-Дону. Я бывал в очень многих городах, но не здесь. Это значит, что Ростов – да­леко не первый российский город, куда едут ино­странцы. Я очень редко читаю про этот город в но­востях. И мне никто никогда не говорил, что «если ты не видел Ростов, то ты не видел Россию», как это говорят, например, про Санкт-Петербург, Сочи, Екатеринбург». Это вовсе не значит, что у Ростова нет индивидуальности, нет своего лица.

Это все есть, но про это знаем лишь мы и те, кто уже бы­вал в Ростове. А для остальных наш город – про­сто точка на карте, причем, по мнению одних – «на Украине», а по мнению других – «где-то на юге, в Краснодарском крае». И всем им просто не понятно, зачем туда, то есть к нам, приезжать. Ситуация, как в старом анекдоте про девушку и прыщи, которые у неё есть, и секс, которого у нее нет. Хотя порой отсутствие имиджа может быть лучше наличия имиджа отрицательного. Андрей Яблонский из коммуникационного агентства «Социальные сети» привел данные по позицио­нированию нашего города в интернет-СМИ и со­циальных сетях – за рубежом Ростов до сих пор воспринимается как одна из «криминальных сто­лиц» России. Негативный образ, сформировав­шийся в 1990-е, оказался стойким, тем более что его на местном уровне подпитывают органи­заторы экскурсионных туров типа «Ростов кри­минальный». Можно ли изменить этот имидж? Нужно! Есть ли для это достаточные основания? Более чем достаточно! Важно только уйти от на­бивших оскомину пропагандистских стереоти­пов «Атоммаш-Ростсельмаш, казаки да скифы». И не пытаться в один ролик, в один материал за­пихнуть все хорошее и достопримечательное про наш город. Иначе, как при смешении десятка яр­ких красок, получим какую-то серо-буро-мали­новую ерунду. Кому-то рассказать про амазонок, другим – про шамаю (от персидского «шах маге» - «царская рыба»). Любителям литературы – про двух нобелевских лауреатов (Михаила Шолохова и Александра Солженицина) и «просто» Антона Павловича Чехова, последователям Зигмунда Фрейда и Карла Юнга – про Сабину Шпильрейн (эта история может оказаться интересна даже поклонникам Дэвида Кроненберга и Киры Найтли). Не менее важный вопрос – кто расска­жет миру о нашем городе, кто будет рекламными агентами. От удачности их выбора во многом бу­дет зависеть и успех самого проекта по форми­рованию и продвижению позитивного имиджа Ростова. Одним из таких «агентов» стал уже упо­минавшийся Дерк Сауэр, другим мог бы стать ми­нистр иностранных дел России Сергей Лавров (а чего нам стесняться и ограничивать свои за­просы), который в этом году отметил свой день рождения (21 марта) у нас на Дону.

comments powered by Disqus