Главная > Рубрики > Реплика > Искусство жить

Искусство жить

Оживленные дискуссии, которые вызывают произведения современного искусства, часто поверхностны. Что если попытаться раскрыть глубинную суть арт-проблем нашего времени?
Екатерина Борцова, блоггер
Искусство жить

Истинное мастерство – это пра­вильно «потреблять» то ис­кусство, которое наша жизнь может предоставить нам на вы­бор. А выбор этот как никог­да велик. Хочешь традиционного – добро по­жаловать на аукционы. Хочешь современную «абракадабру» – да не вопрос, вот она, и толь­ко для вас. А как насчет истуканов, которые отлиты арабскими буквами, напоминающими струящуюся паутинку, создающими силуэт че­ловека, не то мужчины, не то женщины. В про­шлом месяце после посещения выставки Ван Гога в Париже я вывела для себя одну форму­лу. Картины, которые написаны художником в нетрезвом или нездоровом состоянии, для меня были более интересны: вид из его боль­ничной палаты в психиатрической лечебнице или, к примеру, серия его автопортретов, по которой очень четко можно отследить пери­од его злоупотребления абсентом, приведший к изменению цветопередачи. Его глаза и ко­жа приобрели фиалково-голубой оттенок, ску­лы позеленели, и он стал старше и угрюмей. Не знай я этого, даже не обратила бы внима­ния. Но хоть и говорят, что посредника между картиной и человеком быть не должно, я на­стаиваю, что его наличие делает процесс бо­лее интересным и глубоким. Я усвоила это, благодаря замечательному человеку, не гиду, но нашему другу, который с дико увлеченны­ми глазами рассказал мне про каждую кар­тину. На что я спросила, почему же нельзя до­писать маленькие пояснения вот прям под каждой картиной, рядом с основной инфор­мацией? Посредник тут неуместен... А жаль! И автоматически вспомнилось мне мое посе­щение музея Prado в Мадриде. В наушниках, в толпе, с желанием увидеть все то безумие, ко­торым славится этот музей. После часа бро­жения от стенки к стенке я уже стала уставать от банальной информации, звучавшей у ме­ня в ушах. Все стало путаться, слилось воеди­но и стало нудным. Глаза уже искали выход, и в этот момент я увидела чудо. Я была парали­зована на месте. То, что предстало перед мо­им взором, было великолепно и невероятно. Статуя из светлого мрамора высотой пример­но два метра. Эта женская фигура была очень тонкой и грациозной. Но самое главное – на ее лице и до плеч лежала вуаль. Вуаль из кам­ня была одним целым с этой скульптурой, но самой невероятной и по сей день восторгаю­щей меня. Через эту вуаль можно было уви­деть лицо этой женщины, которая была вы­бита из этого бело-розового камня. Ее нос и верхняя галочка пухлых губ. Я обходила ее во­круг много раз и уже не спешила выходить. Это было дико завораживающее создание, и я задумалась... Это как же мог мастер любить ее, чтобы одновременно показать и тонко спрятать ее красоту. Непосильная, казалось бы, задача, но поверьте, кто не видел, – это великолепно! Лучше этого я ничего не встре­чала. Искусство, оно такое разное... Можно продавать места для желающих увековечить свои физиономии на фресках в Ватикане, и это все равно будет искусством. Можно, бу­дучи мужчиной, переодеться в женщину и вы­пустить серию ретро-фото, как Влад Монро, и иметь успех. Можно, как тот же Рубенс, поль­зоваться помощью помощников, которые до­писывали его работы, имея за основу идею, написанную рукой мастера. В общем, искус­ство это то, что делает человек. Любить – это искусство, жить – это искусство, дружить – это искусство. Даже мужская забота в наши времена стала искусством и такой большой редкостью, что за нее становится неудобно и все время хочется благодарить. Только бы нам не пришлось лет через сорок «канонизи­ровать» эти «остатки роскоши» в мужском по­ведении. Мужчины, вас так мало, и вы нам так нужны. Ведь только в ваших глазах мы отра­жаемся как искусство, как что-то особенное и неповторимое.

comments powered by Disqus