Главная > Рубрики > Реплика > Про мимикрию и либерализм

Про мимикрию и либерализм

Про мимикрию и либерализм
Сергей Смирнов
В школе на уроках зоологии мы все учили про мимикрию. Напомню, это «сходство животного с предметами окружающей среды, растениями, а также несъедобными для хищников или защищенными от них животными».

В школе на уроках зоологии мы все учили про мимикрию. Напомню, это «сходство животного с предметами окружающей среды, растениями, а также несъедобными для хищников или защищенными от них животными». В животном мире мимикрия способствует выживанию в борьбе за существование. Мимикрия способствует выживанию и в нашем мире. Например, женщины-попрошайки все как одна просят деньги «на лечение ребенка» и держат в руках затертые и слабо различимые ксерокопии каких-то медицинских справок. А девять из десяти мужчин-попрошаек сидят или стоят в так называемом камуфляже, тем самым, намекая нам, что они жертвы/герои афганской/чеченской войны и им также нужны деньги «на лечение». И только один из десяти или даже один из ста честно просит «на водку». Но есть и более запутанные виды «социальной» мимикрии, без явно выраженных преимуществ в борьбе за выживание. Например, некоторые (а по мнению суровых ревнителей нравственности, – просто многие) студентки одеваются, как шлюхи, а проститутки наряжаются школьницами. Офисные менеджеры покупают себе в подземном переходе китайские подделки «ролексов», чтобы производить впечатление преуспевающих бизнесменов. Зато бизнесмены носят потертые и рваные дизайнерские джинсы, чтобы выглядеть, как представители модной богемы или, как теперь принято говорить, – креативного класса. Интеллектуалы используют лагерный жаргон и распальцовку, чтобы походить на представителей криминального мира (хотя зачем им это в разговоре между собой?). Отправленные в отставку высокопоставленные чиновники сразу же переквалифицируются в ярых оппозиционеров. А противники действующей власти, начиная с Ходорковского и заканчивая Навальным, называют себя либералами. Вот про этот «либерализм» и пойдет дальше речь. Такой «российский либерализм» является до странности узкой версией настоящего либерализма. Согласно этой версии, либерал должен отрицать роль государства в экономике, выступать за нерегулируемые свободные рынки, сокращение социальных расходов, выражать недовольство повышением пенсий, ждать очередного кризиса, который «наконец-то похоронит режим». А в случае кризиса (который, как мы теперь знаем на своем опыте, бывает с завидной регулярностью) желать, чтобы «ради повышения эффективности» закрылось как можно больше предприятий. И не замечать, что в «либеральных» Европе и Америке в кризис правительства активно поддерживают свои экономики за счет государственных бюджетов. Такой «либерал» просто обязан отрицать/игнорировать что-либо позитивное в советском периоде нашей страны, всячески клеймить ее «имперское прошлое», считать, что «Россия должна стать обычной, средней европейской» страной. И, естественно, что всё, приходящее с Запада, начиная от жвачки и заканчивая идеями, заведомо лучше российского. По его убеждению, «свободные выборы» сами по себе автоматически решают все наши проблемы, включая коррупцию, ЖКХ и плохие дороги. А увеличение демократии и свободы слова всегда ведет к росту эффективности государства и т.д. Правда, под свободой слова он обычно понимает свободу исключительно своего слова, а всех, кто думает, говорит или голосует иначе, считает быдлом или «продавшимися». Но при более детальном анализе оказывается, что и внутри такого «узкого» российского псевдолиберализма нашлось место для нескольких его подвидов, скажем так, локальных мимикрий. Есть представители «радикального либерализма», удальцы, призывающие к развалу государства, к новой революции. А есть «космополитический либерализм», отрицающий национальные интересы России, готовый принести их в жертву чуждым политическим и экономическим интересам. Есть «шовинистические либералы», требующие изгнания из России или отделения от нее так называемых малых народов и их государственных образований (фактически возвращения России в границы московского княжества XV века). Есть сторонники «авторитарного» либерализма, призывающего повторить в России опыт и подходы чилийского диктатора Пиночета. Есть либертарианцы, предлагающие фактически отказаться от социальных обязательств государства: пенсий, бесплатных образования и здравоохранения, а также от программ развития и технологического обновления экономики. И вместо заключения – старый анекдот про либерал-демократов и морских свинок: «последние не имеют отношения ни к свиньям, ни к морю, а первые – ни к демократии, ни к либерализму». А выводы пусть каждый из нас сделает сам.

comments powered by Disqus