Главная > Рубрики > Star > Правила бунтаря

Правила бунтаря

ДИЗАЙНЕР МАРК ДЖЕЙКОБС СОЗДАЕТ ОДЕЖДУ ДЛЯ СУПЕРЗВЕЗДЫ, КОТОРАЯ ЖИВЕТ В КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ. И САМ ОН НЕ ПРОЧЬ УСТРОИТЬ НАСТОЯЩЕЕ ШОУ ИЗ СВОЕЙ ЖИЗНИ, ЧТО И ДЕЛАЕТ, ПО СОБСТВЕННОМУ ПРИЗНАНИЮ, ЕЖЕДНЕВНО

«Порой жизнь так серьезна, что очень важно хорошенько посмеяться, важно расслабиться и получить удовольствие», — утверждает культовый американский ди­зайнер Марк Джейкобс, который на себе проверил справедливость этого утверж­дения. Отец Марка умер, когда мальчи­ку было семь лет, после чего его мать еще трижды выходила замуж, и каждый раз ему приходилось вместе с семьей переез­жать с места на место, не имея возможно­сти привыкнуть к школе и найти друзей. В конце концов Марк стал жить с бабуш­кой в старинном особняке на Манхэттене.

Она научила его вязать на спицах и при­вила вкус к красивым вещам. В общем, не­удивительно, что на своей первой рабо­те продавец Джейкобс вскоре получил задание не только продавать, но и созда­вать: ему поручили вязание оригинальных пуловеров, которые моментально нашли горячих поклонников среди клиентов бу­тика. Так будущий именитый кутюрье сде­лал свои первые шаги в фешен-индустрии. Позже именно бабушку Джейкобс будет называть единственным по-настоящему близким человеком и скажет, что именно она оказала самое сильное влияние на его жизнь. После нескольких лет работы в бу­тике Марк Джейкобс поступает в элитную школу дизайна Parsons, это одна из луч­ших школ искусства и дизайна с более чем вековой историей. В 1984 году, будучи студентом Parsons, Марк получил премии: Perry Ellis Gold Thimble Award и the Chester Weinberg Gold Thimble Award, а также стал студентом года в Parsons. Чуть позже он выпустил свою первую линию одежды — связанные вручную свитера — под маркой The Sketchbook label, Reuben Thomas, Inc. До окончания школы Джейкобс успел придумать множество эскизов для Рубена Томаса, воссоздав в них незабываемые наряды из фильма «Амадей».

Вскоре по­сле получения диплома Марк знакомит­ся со своим будущим партнером по биз­несу Робертом Даффи, который стал его близким другом и, по сути, заменил рано ушедшего отца. Благодаря этой судьбонос­ной встрече Джейкобс получает возмож­ность открыть свое ателье. Первая кол­лекция под лейблом Marc Jacobs принесла ему премию «Лучший новый дизайнер», которая присуждается Советом модных дизайнеров США. Награда послужила не только хорошим поводом привлечь внимание самых авторитетных глянце­вых изданий — Джейкобс перезнакомил­ся и подружился с самыми известными персонами из мира фешен-индустрии, такими, как главный редактор американ­ского Vogue Анна Винтур и талантливый дизайнер Джанни Версаче. В первом де­филе Marc Jacobs участвовали супермоде­ли Кристи Терлингтон, Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл, что особенно приме­чательно, учитывая тот факт, что делали они это абсолютно бесплатно. «Они просто помогли мне как друзья», — вспоминает Марк. В свою очередь, дизайнер столь же трепетно относится к окружающим его людям, не чураясь общения ни с кем, будь то такая же знаменитость, как он сам, или простой студент. Он очень комму­никабелен и обожает вечеринки, кото­рые, по его словам, «настоящий заряд» для дальнейшей работы.

Не менее вдох­новляющим средством для дизайнера является и музыка: легендарная Smells Like Teen Spirit Курта Кобейна и стала той путеводной звездой, за которой следовал Марк, создавая поистине революционную гранж-коллекцию в 1992 году. Мешковатые свитера и нарочито помятые рубашки, бесформенные брюки и тяжелые ботинки на грубой платформе в сочетании с ажур­ными, невесомыми блузами и тонкими платьями — по замыслу самого Джейкобса, это символизировало ранимость ново­го поколения и его незащищенность при столкновении с суровой реальностью. Пресса и публика были в полном востор­ге, однако акционеры Pery Ellis не разде­лили их точку зрения — экстравагантного дизайнера и его партнера уволили из Дома моды. И в том же году Марка наградили званием The Women’s Designer of the Year Award. А через два года Джейкобс создал свою первую мужскую линию одежды. Блистательный талант молодого кутюрье по достоинству оценили и боссы Louis Vuitton, доверив в 1997 году истинно фран­цузскую люксовую марку молодому и не­предсказуемому американцу. «В LV очень важна, с одной стороны, красота, а с дру­гой — эстетика роскоши», — объясняет свое видение бренда Джейкобс. И создава­емые им для бренда коллекции букваль­но кричат о роскоши: много логотипов, причем крупного размера, так, чтобы даже самый невнимательный разглядел, в ре­кламных кампаниях на грани фола только звезды первой величины и, как следствие, желанный вау-эффект.

«Я американец в Париже, но я изображаю французско­го дизайнера», — говорит о себе Марк, с приходом которого аристократическая марка с 150-летней историей приобрела вторую молодость. Творения Джейкобса, созданные под брендом Louis Vuitton, яв­ляются одними из самых копируемых в мире. И сам дизайнер по этому поводу испытывает совершенно двоякие эмоции: «Пиратские копии — это, конечно, ужас­но, против них я категорически возра­жаю, и компания тратит огромные деньги на борьбу с подделками. Но есть идеи, в создании которых я участвовал. Людям они так нравятся, что они их повторяют. В такие моменты я понимаю, что идея, ко­торую я предложил, повлияла на их жизнь и вкус». Год назад, после 16-летнего мара­фона, Марк Джейкобс оставил модный дом Louis Vuitton, чтобы сконцентрироваться на собственном бренде. Правда, злые язы­ки тогда говорили, что дело в спаде продаж и слишком уж экстравагантных коллек­циях, но памятуя, сколь тернистым всегда был путь дизайнера в моде, на этой версии вряд ли стоит концентрировать внимание. Впрочем, сам Джейкобс уже давно вышел из возраста, когда его могут ранить такие комментарии. К недовольству своей ра­ботой и своими действиями он относится весьма сухо. Человек, чья жизнь посвяще­на тому, чтобы ломать устоявшиеся прави­ла, говорит, что единственная вещь, к ко­торой он не толерантен, — это ханжество.

Хорошим подтверждением тому явилась история со съемками недавней рекламной кампании Marc Jacobs, лицом которой ста­ла Майли Сайрус, а фотографом впервые за долгое время был не Юрген Теллер, — он, по слухам, отказался работать со скандаль­ной молодой певицей, и Джейкобс сделал выбор не в пользу старого друга. Тем не ме­нее он настроен философски: «У нас есть право на свободу самовыражения, и надо делать то, чего вы раньше не делали, — это и есть способ расти и меняться».

 

 

ГОЛЫЙ КОРОЛЬ


Периодически Марк Джейкобс сам становится лицом разных марок, иногда в обнаженном виде. В первый раз он публично обнажился для рекламы сумок Louis Vuitton, а во второй — ради продвижения своего нового аромата для мужчин Bang. «Аромат для мужчин, в отличие от женщин, — это что-то очень личное. Женщины меняют запахи, также как цвета макияжа, у мужчин все по-другому», — отмечает Джейкобс. Интересно, что полнокадровую картинку с обнаженным Марком показали не всем: в некоторых странах ее «обрезали» по плечи, а в странах Ближнего Востока на плакатах фигурирует флакон без дизайнера.

 

ОБЛАЧНЫЙ АТЛАС


В осенней коллекции этого года Марк Джейкобс представил платье за 28 000 долларов. Платье в пол с вышивкой в виде цветов из органзы создано на швейцарской фабрике. Наряд имеет свое название — Puffy Clouds Embroidery Dress. Цветы для декора делали из специальной пряжи, которая обошлась дизайн-студии Джейкобса в 11 000 долларов за метр. Цветочное платье будет сдаваться в аренду знаменитостям и модным журналам лимитированное количество раз, после чего перейдет в архив бренда. Впоследствии его можно будет приобрести за 28 000 долларов.

comments powered by Disqus