Главная > Рубрики > Vis-a-vis > О чем думает писатель?

О чем думает писатель?

У каждого из нас уже появилось новогоднее настроение. О том, какой сейчас настрой у современного творческого человека, рассказал Павел Санаев в беседе с главным редактором «Искусство потребления» Анастасией Евдокимовой
Павел Санаев
О чем думает писатель?

— Павел, есть ли у вас уже новогоднее настроение?

— У меня нет новогоднего настроения, потому что я реалист. Наш мир находится в неком предкризисном состоянии, что вызывает определенные опасения. Но это совсем не значит, что я пессимист. Просто у меня нет такого чувства, что в следующем году все будет хорошо.

— А если бы вы были президентом, что бы вы хотели изменить в стране в первую очередь?

— Сегодня нет ни одного руководителя страны, который является единоличным и полновластным руководителем. Все построено в очень сложной системе сдержанных противовесов, финансовой паутине и так далее. И проблема не в отсутствии способностей того или иного президента сделать что-то, а в шатком состоянии самой системы. Правительство пытается сдерживать ситуацию, но все гораздо сложнее. Я считаю, что вступление в ВТО не правильный шаг. Как и попытка втянуть нас в развитое мировое сообщество. Это приведет к процветанию одних и физическому исчезновению других. Страна – это место, где существуют и развиваются народы. И она, как ковчег, в котором могут уберечься эти народы, распадается. Такая ситуация ведет к исчезновению нации.

— А у вас никогда не было желания поменять место жительства?

— Считаю, от этого ничего не измениться. Я ощущаю себя частью этой общносности под названием Россия. Это чувство очень прочное. И когда я от него отрываюсь, я через какое-то время понимаю, что мне чего-то не хватает, что я человек будто с обрезанными корнями.

— Как вы считаете, каким должен быть герой нашего времени?

— Я вырос в советское время, в котором было очень много правильных вещей. Когда появляются не правильные, тогда возникает ощущение бардака, за который неизбежно приходит расплата. Например, очень правильным было в Советском Союзе, что существует человек труда. Но что произошло с нашими новыми экономическими отношениями? Производить стали меньше, и это понятие размылось. Ведь сейчас никто не хочет работать на заводе, потому что там оплата труда позволяет едва сводить концы с концами. Когда-нибудь это закончится, после чего выясниться, что население ничего не умеет делать. Я считаю, что мы должны прекратить желать быть разлагающейся, деградирующей колонией.

— Насколько сейчас важно закладывать детям основные жизненные постулаты в ситуации, когда у родителей не хватает времени на их воспитание. Какова здесь роль государства?

— Я думаю, что в первую очередь это дело родителей. Также сейчас для огромного количества людей нет места, где они могли бы реализоваться. Это приводит к появлению огромной волны наркомании, например. Но все же лучше бы эти люди уходили с головой в спорт или жили как буддийские монахи, совершенствуя свое тело и дух.

— Какие события прошедшего года больше всего на вас оказали влияние?

— У меня родилась дочь. Когда происходит такое событие, ты его оцениваешь вопреки своим представлениям. Когда я ехал в роддом, то по мере приближения к нему я ощущал дикое волнение, ведь с минуты на минуту у меня должна была произойти встреча с новым человеком, которого никогда не было на свете. Причем этот человек – мое самое родное существо. Второе важное событие – в этом году я должен закончить первую часть романа. Она называется «Хроники Раздолбая. Книга первая – Спор на балу Воланда». Она является предысторией ко второй части «Хроники Раздолбая. Новый рассвет». Кроме того, я планирую создать фильм, для которого у меня уже есть сценарий. Перед началом работы над ним, я нашел в Интернете интересную повесть «Мы вчера убили послезавтра», а потом с ее автором написали сценарий «Послезавтра умирает вчера». Это антиутопия, где повествуется о России в 2091 году.

— Павел, как вы думаете, почему в наше время так сложно найти вторую половину?

— Я считаю, что в первую очередь здесь виноваты мужчины. У них возникает много претензий к женщинам: они слишком меркантильные, требовательные, не ласковые. В тоже время есть такая поговорка: если ангелу обломать крылья, он становится ведьмой. Так все и происходит. В женщине природой уже заложено чувство быть любимой. Но сколько молодых девушек разочаровано в своей первой любви и как следствие в мужчинах. Ведь, когда женщина любит – она любит по-настоящему. А мужчина в это время представляет ее объектом для развлечений, нежели серьезным партнером для создания семьи. Даже в мужских журналах сейчас мы видим образ плейбоя, который перебирает красивых женщин и получает от этого удовольствие. Поэтому у женщин возникает такое негативное отношение к противоположному полу, которое должны изменить сами мужчины.

Многие мужчины сейчас активно занимаются своим здоровьем, следят за внешним видом. И в их числе есть люди, которые представляют себе это в каком-то гипертрофированном виде: они совершают не нужные пластические операции и так далее. Как вы относитесь к такой ситуации?

— Некоторые косметологические процедуры сейчас просто необходимы мужчинам, особенно после тяжелого рабочего дня, когда появляется тусклый цвет лица, усталый вид. Пластические операции может быть кому-то тоже необходимы, если есть серьезные основания для их проведения. Во всех остальных случаях – это страх старости. Попытки внешних изменений – это уход и замазывание проблем. Ведь как бы вы не прятались от них, вам все равно будет шестьдесят, а часы будут продолжать тикать. Мне кажется, что люди, которые не пытаются убежать от проблем, выглядят гораздо привлекательнее.

— Что бы вы хотели пожелать нашей аудитории в преддверии Нового года?

— Аудитории журнала «Искусство потребления» хочется пожелать, чтобы их потребление проходило в некой предельной разумности. Нам навязывается это потребление в форме смысла нашего бытия, чего быть не должно.

comments powered by Disqus