Главная > Рубрики > Vis-a-vis > От первого лица

От первого лица

От первого лицаОбычно Дмитрий Дибров задает вопросы своим оппонентам, на на этот раз известный телеведущий стал временно доступен для личной беседы с Юлией Фасс

Дмитрий Дибров, телеведущий


Дмитрий Дибров, российский журналист и телеведущий, музыкант. Работал на четырех федеральных телеканалах, член Академии российского телевидения, лауреат национальной телевизионной премии «ТЭФИ», лауреат IV Фестиваля независимого кино и телевидения «Cinemavideo».


— Вы видите,как преображается регион?

— Мой дом в каком-то смысле – исповедальня, ростовские бизнесмены рассказывают мне, как тяжело им вести дела. Поэтому я не релевантная группа для подобного опроса. Но могу рассказать столичное мнение. Как-то я показывал Дон важным московским начальникам, моим друзьям-интеллектуалам. Они планировали приехать на выходные, я попросил их не брать обратный билет, на что они сказали, что в понедельник у них важное совещание. Я показал им ростовский бар, где оркестр играл босанову, под которую танцевали наши красавицы. Затем мы поехали в Усть-Койсуг, где они восхитились воссозданной Виталием Мазиным атмосферой Европы. А мои друзья – люди искушенные, они видят, как качественно все это сделано. Пьют хорошее вино, едят живых устриц и в результате сдают билеты и совещание ведется по телефону, а в Москву они возвращаются через неделю. Другие мои знакомые попросили показать им набережную. Мы с Полиной переглянусь, потому что эта улица никогда не была гордостью города. И каково было наше удивление, когда мы увидели, как она преобразилась.

— Не так давно был запущен проект «Мой адрес – Ростов-на-Дону», который тоже повлиял на жизнь города. Расскажите о нем подробнее.

— Это передача, в ко торой я и Сергей Горбань обсуждаем важные для города вопросы. Мы договорились, что это не должно быть очередной болтовней, ростовчанин должен видеть изменения. Вот мы говорили о необходимости создания памятника Матвею Платову, и он уже стоит, дороги асфальтируется и расширяются.

— Вы не раз говорили, что разграничение на провинцию и столицу существует только в голове того, кто так мыслит. Как научиться не ограничивать себя?

— Это должны сделать родители. Показать своему ребенку, что он может быть принят во всем мире. Где всю жизнь творил Марк Твен? Что в Нью-Йорке? А Маркес – возможно, последний великий писатель? А Шолохов вообще не выезжал из родной станицы Вешенской.

— А вы, как отец, какие жизненные принципы прививаете своим детям?

— Нужно на собственном примере показывать, как стоит поступать, а не проповедовать по субботам детям. Что такое творчество? Это когда до тебя не было, а после тебя осталось. Бог послал детей, теперь можно и книжку написать или музыкальное произведение сочинить. Вот такие дела должны наполнять мамину и папину вселенную всю неделю, а не только в момент нотаций. Так смешно наблюдать, как современные родители мечутся с вопросом, в к акую школу пристроить их чадо. Вы бы видели мою 80-ю, где в одном классе сидели дети профессоров и бандитов. И что вы думаете, мне было интересно грабить «Союзпечать» на Кировском, чтобы раздобыть портвейн? Нет, конечно. Мне папа показывал гораздо более увлекательные вещи.


— В одном из своих интервью вы сказали, что пытаетесь стать писателем. С чем связано это желание и над чем сейчас работаете?

— Я уже 54 года созреваю, чтобы стать писателем. Я убежден, что для обстоятельного разговора с донцами, остальные меня не волнуют, требуется более обстоятельная конструкция, чем телевидение или беседа друг с другом. Мне представляется, что это может быть также упоительно, как Воннегут или Маркес, но это очень трудное испытание. Первые 18 лет я волновался, когда зажигались лампы над камерой, но когда я беру чистый лист бумаги, а сейчас вместо него create new document, у меня длинный нос Гоголя оттуда вылезает. Потом, прочитав, что я написал, думаю: «Какой же я идиот по сравнению с Чеховым». Лист бумаги – более тяжелое испытание, нежели прямой эфир на 40-миллионную аудиторию.

— У вас был выбор остаться в России или уехать за границу? И почему вы остались?

— Я несколько раз отказывался от возможности жить и работать в Канаде и США. Останавливался только потому, что понимал: я – Дибров и мое слово что-то значит для людей, которых я, может быть, никогда не увижу. И только крайне редко, в каком-нибудь аэропорту, кто-то из них скажет: «Большое спасибо. Вы делали программу «Антропология» и пригласили саксофониста, а я вел такую скучную жизнь липецкого инженера. Теперь из-за героя вашей передачи купил саксофон и с такими же ребятами по субботам играем джаз в кинотеатрах». Если бы я уехал в другую страну, я бы обменял жизнь донского миссионера, который важен для своего народа, на сытого поденщика современного телевидения.


Выражаем благодарность за помощь в организации интервью ресторану Pinot Noir,

Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 25,

тел. 863 240 81 38


comments powered by Disqus